"Белорусы — крепостной народ с рабской национальной психологией": Белоруссия за неделю

Без рубрики

Внешнеполитическая ситуация: Запад хочет построить в Белоруссии демократию, а Россия — восстановить империю; Возвращение Лукашенко из Сочи: против Запада, России, оппозиции, гомосексуалистов

Внешнеполитическая ситуация: Запад хочет построить в Белоруссии демократию, а Россия — восстановить империю; Возвращение Лукашенко из Сочи: против Запада, России, оппозиции, гомосексуалистов и приватизации МАЗа ; Судьба МАЗа: начинается распродажа «фамильного серебра»; Признание Абхазии и Южной Осетии: Минск будет держаться до конца; Общество: белорусы до сих пор остаются крепостными.

Внешнеполитическая ситуация: Запад хочет построить в Белоруссии демократию, а Россия — восстановить империю

Раньше белорусские власти неприятную для себя ситуацию просто замалчивали, дабы не портить имидж в глазах своего не слишком информированного электората, пишут «Свободные новости плюс». И в прежние времена большинство населения Белоруссии просто не подозревало о том, что наша страна — международный изгой. Ибо государственная пропаганда настойчиво внушала: Александр Лукашенко — авторитетный и уважаемый в мире политик.

Теперь ситуация меняется, продолжает издание. О визовых санкциях ЕС в отношении наших высших чиновников большинство белорусов узнали из государственных телеканалов, которые предприняли массированную контрпропагандистскую атаку против Запада. Видимо, власти решили, что в эпоху бурного развития интернета скрывать негатив не имеет смысла, лучше о нем сообщить своему доброму народу в собственной интерпретации. И, кроме того, давление со стороны Запада вписывается в пропагандистскую схему властей о всемирном заговоре, который организуют против «народного президента» США и ЕС.

Все сходятся во мнении, что западные санкции носят скорее символический характер, они не в состоянии нанести ущерб действующей в Белоруссии власти, принудить ее прекратить репрессии, говорится в статье. Вроде бы все так. Но почему тогда такая истерическая реакция официальных белорусских СМИ? Почему так болезненно восприняли это чиновники, попавшие в «черные списки»? У некоторых из них явно сдали нервы, и они разразились банальными ругательствами в адрес ЕС.

Потому что им в не слишком изящной форме напомнили то, что они и сами смутно ощущали, но боялись себе признаться, пишут «Свободные новости плюс». А именно: за неправедные дела надо отвечать. И формула «я выполнял приказ» не работает. И, возможно, это только начало, а впереди — более суровое возмездие. И вообще быть изгоем для 27 стран Европы — это тяжелый моральный груз, как бы кое-кто из них не хорохорился.

Таким образом, продолжает издание, отношения Белоруссии и ЕС, сделав оборот вокруг своей оси, вернулись к ситуации двухгодичной давности. Снова конфликт, снова визовые санкции, опять А. Лукашенко и его ближайшее окружение не пускают в Европу и США. Однако все течет и даже кое-что меняется. В одну реку нельзя войти дважды. Нынешние визовые санкции не есть полное повторение прежней ситуации.

Во-первых, международное возмущение действиями белорусских властей теперь на порядок выше, говорится в статье. В своей брутальности они перешли все разумные пределы. Трудно найти такой п
6000
ример в современном мире, когда бы после выборов были арестованы почти все оппозиционные кандидаты в президенты. Это абсолютный мировой рекорд
. Европейские политики оказались просто шокированы, они посчитали себя явно обманутыми. Например, министры иностранных дел Польши и Германии даже пошли на определенные жертвы, рисковали своей репутацией, убеждая общественное мнение своих стран, что надо вести диалог с А. Лукашенко. И теперь они считают, что президент Белоруссии их подставил.

Ситуация, в которую попал официальный Минск, настолько скандальная, что даже всегда выступавшая в роли адвоката А. Лукашенко Москва сейчас критикует белорусские власти, пишут «Свободные новости плюс». Негативно оценили репрессии в Белоруссии президент России Дмитрий Медведев и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров . Покритиковал действия официального Минска сдержанный в таких случаях президент Украины Виктор Янукович . С очередным требованием освободить политзаключенных в Белоруссии выступил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун . Даже партнер Лукашенко по политическому бизнесу Борис Березовский осудил репрессии. Иначе говоря, правящая команда оказалась в глухой международной изоляции.

Во-вторых, продолжает издание, эта изоляция происходит в момент, когда власть теряет поддержку общества. Значительная часть населения взбудоражена и шокирована явной несправедливостью по отношению к оппозиции. Иначе говоря, внешняя изоляция накладывается на внутреннюю. В такой ситуации модель осажденной крепости функционирует плохо.

В-третьих, нарастают экономические трудности, говорится в статье. В прошлом году Белоруссия имела рекордный дефицит внешнеторгового баланса (почти $10 млрд). Чтобы компенсировать разницу между импортом и экспортом, нужно срочно искать валюту. За январь 2011 года международные резервные активы (золотовалютные резервы) Белоруссии, рассчитанные по стандартам МВФ , уменьшились на $687,7 млн., что составляет 13,7%. В условиях конфликта с Западом взять кредиты у международных финансовых организаций будет проблематично.

В-четвертых, Запад пришел к выводу: ключом к трансформации Белоруссии является поддержка гражданского общества и оппозиции в нашей стране, пишет издание. Белорусская государственная пропаганда настойчиво доказывала, что Запад, организовывая заговор против А. Лукашенко, выделил оппозиционным кандидатам в президенты фантастические суммы денег. Приведенные в разоблачительных материалах цифры должны были убедить общество в коварстве США и ЕС.

И, похоже, убедили, продолжают «Свободные новости плюс». Но не белорусов, а западных политиков, что белорусскому демократическому сообществу на самом деле нужно помогать. Донорская конференция в Варшаве 2 февраля, в которой приняли участие представители около 40 стран, решила выделить на поддержку белорусского гражданского общества около 87 млн евро. Не зря говорят: не буди лихо.

В-пятых, нынешний прессинг со стороны Запада происходит в условиях напряженных отношений Белоруссии и России, отмечает издание. Прежде давление США и ЕС было не так болезненно, потому что РФ обильно субсидировала белорусскую экономику. Теперь российские субсидии сократились. Политическое примирение между лидерами Белоруссии и России временное, конфликты вспыхивают постоянно. Самый последний пример — противостояние по вопросу цен на нефть.

Итак, международная изоляция, острый конфликт с Западом и глухой — с Россией, нарастание экономических проблем и конфронтации с оппозицией, говорится в статье. Страна оказалась в историческом тупике. И в рамках нынешней политической системы проблема не имеет решения, резюмируют «Свободные новости плюс».

Евросоюз фактически уже высказался за введение частичных экономических санкций, но дальнейшего их ужесточения не желает, пишет «Ежедневник». Обмен «любезностями» между Евросоюзом и Белоруссией, выразившийся, с одной стороны, в запрете на въезд в ЕС 158 белорусским чиновникам и в обещании, с другой стороны, «адекватных и пропорциональных» мер, продемонстрировал, что на уступки идти никто не желает. Но как в таких условиях могут развиваться отношения между Белоруссией и Западом? Что будет дальше?

Издание приводит интервью с экс-депутатом белорусского парламента, политологом Ольгой Абрамовой : «Большинство оставшихся в следственном изоляторе по делу о событиях 19 декабря пройдет через суд. Так же как и часть выпущенных сейчас из СИЗО с различной степенью ограничения свободы. Вполне возможны помилования, на которые белорусская власть пойдет в зависимости от того, как будут развиваться отношения с Западом. Ведь от того, насколько Запад будет удовлетворен уступками со стороны белорусских властей, зависит интенсивность этих действий. В то же время говорить, что у ЕС и США сохранится консолидированная позиция по белорусскому вопросу, со стопроцентной уверенностью нельзя. Вектор оценок сохранится, но степень жесткости этих оценок будет выше явно у США», — заявила Абрамова в интервью «Ежедневнику».

«- Насколько велика вероятность применения к Белоруссии экономических санкций?

— Очевидно, что ЕС не хочет их применять к Белоруссии. Не очень желательны они и для США, но вполне вероятно, что как раз США могут в одностороннем порядке прибегнуть к каким-то экономическим ограничениям. При этом следует учитывать, что экономические санкции уже частично фактически введены. Достаточно было заявить, что различным международным финансовым институтам не рекомендуется предоставлять кредиты Белоруссии — и это пожелание принято к сведению. И никто идти вразрез с данными рекомендациями не будет, хотя юридически они и не оформлены.

В то же время Евросоюз не исключил применения экономических санкций

— Конечно, это создает определенный бизнес-климат вокруг Белоруссии, и климат этот выглядит достаточно негативно. Вместе с тем реакция в виде освобождения в субботу нескольких знаковых фигур свидетельствует о том, что белорусское руководство желает приглушить эффект событий, произошедших 19 декабря. Это также демонстрирует понимание белорусскими властями того, что в результате применения консолидированных экономических санкций со стороны западного мира последствия для Белоруссии будут разрушительными. Однако эффект от произошедшего 19 декабря приглушают не столько действия белорусских властей, сколько события на Ближнем Востоке. На фоне большого пожара маленький костерок не представляется опасным.

А что будет с белорусским гражданским обществом? Ведь как выпустили задержанных оппозиционеров, так могут и посадить обратно

— Сегодня в Белоруссии степень неопределенности достаточно велика. Обычно принято прогнозировать действия политиков по их предыдущим действиям. Но Александр Лукашенко периодически в сходных ситуациях демонстрирует нарушение стереотипов. И сейчас многие утверждали, что он не станет реагировать на позицию Запада и не станет отпускать задержанных представителей оппозиции. Но люди стали выходить из СИЗО. То есть в Белоруссии может происходить все, что угодно. Понятно лишь, что оценки белорусской оппозиции на Западе с точки зрения ее потенции нисколько не изменились. Однако за счет тех, кто оказался в условиях несвободы, изменится финансовая ситуация для белорусской оппозиции. Начнется демонстративное финансирование Западом гражданского общества. И противостояние власти и оппозиции внутри страны станет обостряться», — резюмирует политолог в интервью «Ежедневнику».

«Наше мнение» попросило ответить на вопросы, касающиеся отношений Белоруссии с Западом, политологов Олега Бреского, Дениса Мельянцова и Юрия Шевцова .

«Какие кратковременные и долгосрочные результаты принесут санкции против Белоруссии?

Олег Бреский: Общим местом в белорусской оппозиционной среде стал упрек ЕС в неэффективности и слабости санкций, введенных ЕС в отношении Белоруссии. Сторонники жестких санкций замечают, что принятые меры настолько мягки, что вряд ли могут явиться существенным фактором изменения политической ситуации в Белоруссии. В целом же позиция белорусских сторонников санкций основана на явной переоценке значения санкций и внешнего вмешательства в ситуацию, сложившуюся в Белоруссии. Между тем заключение Совета министров иностранных дел ЕС по Белоруссии от 31 января 2011 года содержит целый ряд мер позитивного воздействия, которые выглядят намного более обещающими, чем санкции, и на которые следует обратить внимание, если мы думаем о кратко- и долгосрочном взаимодействии Белоруссии и ЕС.

В более или менее краткосрочной перспективе, на мой взгляд, может быть реализован потенциал не столько санкций, сколько возможностей политики условий и интересов, содержащихся в п. 8 Заключения Совета министров иностранных дел ЕС от 31 января 2011 г., предполагающим вовлечение Белоруссии в углубленное взаимодействие. Другой вариант развития событий, заключающийся в усилении санкций со стороны ЕС, не столько приблизит, сколько отдалит Белоруссию от Европы.

Юрий Шевцов: Здесь мы можем ожидать два варианта развития событий. Во-первых, существует возможность того, что санкции сохранятся в нынешнем виде и не будут заметно расширяться. Во-вторых, существует угроза, что санкции со стороны Европы расширятся до чувствительных экономических санкций. Второй вариант вполне возможен с учетом того, что для Европейского Союза нерешенность проблемы с судьбой задержанных в связи с массовыми беспорядками является болезненной темой. Сам президент обвинил этих людей в попытке государственного переворота. Сейчас их действия получают следственную оценку, логично ожидать, что затем дела будут рассмотрены судом. Если отталкиваться от инкриминированной статьи, то, как минимум, часть из задержанных будет осуждена на приличные сроки, а вот потом возможны помилования. Это процессуальная логика, но возможна еще и политическая логика, когда до дела о государственном перевороте не дойдут. Если все-таки суд состоится, то со стороны Европы можно ожидать эскалацию конфликта с Белоруссией. Пока ситуация не разрешится, скорее всего, через помилование. Санкции вряд ли сработают и в этом случае, но важно отметить, что возможна эскалация напряженности вплоть до появления заметных экономических санкций, которые могут затронуть общество и вызвать широкие дискуссии в стране и консолидацию общества вокруг власти.

Если же сохранится нынешняя ситуация, когда санкции являются в основном политическими, то они скорее укрепят существующую политическую систему в Белоруссии, просто без широкой общественной мобилизации вокруг власти. Стоит вспомнить, что после прошлых президентских выборов речь шла о невъездном статусе около 40 человек и они стали наиболее «доверенными людьми». Теперь таких людей гораздо больше.

Нужно отметить, что подобного в нашей стране еще не было. Никогда Запад не демонстрировал готовности столь радикально поддерживать тех, кто противостоит власти, никогда не демонстрировал готовности к, по сути, тотальным люстрациям в случае победы оппозиции при его помощи. Продемонстрирована цель борьбы оппозиции — тотальная чистка, от которой не застрахован в обществе никто. Ибо оппозиция антисистемна в принципе, враждебна всему обществу, а не какой-то его части. Такая угроза скорее сплотит общество вокруг государства, а государство вокруг существующей политической реалии.

Денис Мельянцов: Сразу оговоримся, что визовые ограничения для белорусских чиновников считать санкциями нельзя. Если уж строго подходить к вопросу. Это контрмеры дипломатического, имиджевого характера, призванные продемонстрировать несогласие с внутренней политикой, проводимой белорусским правительством. Естественно, потенциал воздействия этих мер низок. Однако они сигнализируют международным субъектом, в том числе бизнесу, что сотрудничество с белорусским правительством — достаточно рискованное занятие.

Не думаю, что эти визовые ограничения продлятся долго. Этот конфликтный цикл в белорусско-европейских отношениях в силу различных причин (сложная экономическая ситуация в Белоруссии, давление России, заинтересованность Евросоюза) будет более коротким, чем предыдущий. Вполне возможно, что до начала вхождения Белоруссии в очередной электоральный период (2012 год), отношения Минска и Брюсселя вернутся в русло нормализации».

Отдельные российские и европейские аналитики заговорили о возможности объединения усилий Москвы и Брюсселя с целью осуществления в Белоруссии внутриполитических перемен, пишет «Новая Европа». К такому мнению их подтолкнули высказывания российского руководства самого высокого уровня и последующая реакция исполнителей более низкого ранга.

Действительно, 1 февраля во внешней политике России в отношении Белоруссии произошло нечто странное, продолжает издание. Официальный представитель МИД назвал достаточно мягкие санкции, введенные Западом против Минска, «контрпродуктивными» и рассчитанными на «подрыв социально-экономической стабильности в стране». Он также добавил, что последовательная позиция Москвы состоит в том, что «установление и развитие взаимовыгодных и равноправных связей с Белоруссией способствовало бы углублению там рыночных преобразований и дальнейшему становлению демократических институтов». При отсутствии упоминаний о репрессиях, политзаключенных и других нарушениях прав человека слово «дальнейшее» в таком контексте выглядело, конечно, умиленно. Однако в целом все сказанное вполне соответствовало логике современной российской внешней политики.

Но буквально в тот же день президент России Дмитрий Медведев на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека в Екатеринбурге изложил принципиально иную позицию, говорится в статье. Он заявил, что только должность главы государства удерживает его от выхода за дипломатические рамки при обсуждении ситуации в Белоруссии, и дал поручение министерству иностранных дел России обратить на неё внимание.

Выкручиваться из неприятного положения пришлось самому российскому министру иностранных дел, пишет «Новая Европа». Ему не привыкать, и на срочно созванном брифинге Сергей Лавров со всей прямотой рубанул: «Белоруссия — наша братская страна, стратегический партнер, но это не значит, что мы закроем глаза на нарушение основных прав и свобод». А на следующий день высказался еще жестче: «То, что произошло после выборов, было абсолютно ненужным и неприемлемым. Мы призываем освободить кандидатов в президенты, освободить журналистов, правозащитников, а также и двух наших граждан, которым до сих пор не предъявлено никаких обвинений «. Аж слеза прошибает от подобной принципиальности.

Чем же руководствовался российский президент, делая такое решительное заявление через полтора месяца после событий? — задаётся вопросом издание. Трудно представить, будто он не понимал, что его слова будут восприняты властями союзной страны с глубокой болью в сердце.

Минск продолжает сопротивляться освобождению двух граждан России, отмечается в статье. Причин несколько. Прежде всего, это упомянутое содержание под стражей двух граждан России по «делу о беспорядках». Не совсем понятно, почему, но Минск продолжает противиться всем усилиям Москвы по их освобождению. Не помог даже визит заместителя министра иностранных дел Григория Карасина , который поднимал этот вопрос на встрече с Сергеем Мартыновым . Уже после нее белорусский МИД заявил, что судьбу арестованных может решить только суд.

Так что России надо что-то делать со своим строптивым союзником, пишет «Новая Европа». Разумеется, никаких проблем с осуществлением принуждения у нее нет, рычагов хватает. Более того, все что происходит, ей только на руку. Если раньше она должна была просто давить на Минск для достижения собственных политических и экономических целей, то теперь может прикрыть свои хищнические устремления благородную борьбой за права человека.

При этом очень уместно упомянуть и о находящихся в тюрьмах белорусских оппозиционерах, хотя нет сомнений, что на самом деле что с ними случится, российские власти вовсе не интересует, считает издание. Зато тем самым Западу демонстрируется готовность встать рядом с ним, что кажется полезным накануне электоральных кампаний, которые приближаются в самой России.

Можно быть уверенным, что если бы российский демарш такого рода произошел хотя бы три месяца назад, суровый публичный ответ из Минска не заставил бы себя ждать, говорится в статье. Теперь же на восточном направлении белорусского идеологического фронта — тишина.

Влияние России на Белоруссию увеличивается, и, по-видимому, такое развитие событий укрепило некоторых западных экспертов в мысли, что Европейский союз должен начать согласовывать с Россией совместную политику в отношении к Белоруссии, сообщает «Новая Европа». Например, по мнению Инго Мантойфеля, руководителя отдела Восточной Европы радиостанции Deutsche Welle, если ЕС хочет что-то изменить в Минске, он должен убедить Москву в том, что фигура Лукашенко не отвечает интересам российско-европейского партнерства. Интересно, однако, что при этом сам господин Мантойфель признает, что «Кремль предпочитает нелюбимго, но зато зависимого Лукашенко новой власти, которая может повернуться в сторону Европы». Кажется, отсюда следует однозначный вывод, что Москва пойдет на его замену только тогда, когда будет убеждена в абсолютной лояльности преемника. Которого сама же и подготовит.

В этих обстоятельствах России выгодно наличие политзаключённых, потому что такая ситуация будет обусловливать более жесткое давление на Белоруссию со стороны Евросоюза и Соединенных Штатов, продолжает издание. А это кардинально сужает для белорусского руководства пространство для маневра на западном направлении и заставляет искать поддержки в Москве. Та якобы не отказывается, но при этом выдвигает свои условия и рассчитывает постепенно загнать его в безвыходное положение.

Недаром некоторые российские «эксперты» злобно собаками травят Евросоюз за то, что он, мол, кривит душой, говорится в статье. Они утверждают, что визовые санкции или блокирование кредитов являются «исключительно декоративными мерами, не способными заставить режим освободить политических заключенных, не говоря уже о том, чтобы добиться чего-то большего, включая пересмотр результатов голосования».

Да, решения, принятые ЕС и США, на данный момент не способны подтолкнуть белорусский режим к смягчению внутриполитической ситуации, пишет «Новая Европа». Но одновременно они оставляют возможность стране не оказаться в полной экономической и политической зависимости от России.

Россия и Запад имеют разные интересы в отношении Белоруссии, утверждает издание. Хотя чисто внешне и можно отметить определенное сходство позиций России и Запада, но если глянуть чуть глубже, то становится очевидно, что для их сотрудничества по «белорусскому вопросу» существуют принципиальные препятствия. Главное из них в том, что эти субъекты имеют существенно различные интересы и, соответственно, существенно разные цели и задачи в отношении Белоруссии. Москва стремится использовать сложившееся положение, чтобы реализовать свои мечты о восстановлении империи, где нашей стране, с ее точки зрения, суждено стать первым камнем в фундаменте. В таком случае, потеряв суверенитет, Белоруссия никак не вступит в ряды демократий, поэтому упомянутые высказывания российского руководства на этот счет есть яркое свидетельство его лицемерия. Бойтесь, данайцы… Что касается Запада, то при всех сложностях, в основу его отношения к Белоруссии положен все-ценностный подход, необходимость осуществления здесь демократических преобразований. Нельзя не согласиться, что это гораздо более долгий и трудный путь, чем просто замена власти, для этого надо в значительной степени изменить менталитет населения. Но ведь и достижения будут несравнимо более прочными, подводит итог «Новая Европа».

Возвращение Лукашенко из Сочи: против Запада, России, оппозиции, гомосексуалистов и приватизации МАЗа

Свое возвращение из Сочи глава Белоруссии отметил очередными выпадами в адрес, Евросоюза, Америки, России и гомосексуалистов, пишет «Солидарность». Лукашенко вновь предупредил, что наклонить его не удастся и выразил готовность пойти в землянки.

Как известно, 2 ноября 2010 года руководитель Белоруссии встречался с министром иностранных дел Германии Гидо Вестервелле , который является открытым геем, напоминает издание. Сразу после этого поползли слухи, что во время беседы Лукашенко ехидно прошелся по адресу «голубых». Но официального подтверждения этой информации долгое время не было. И все-таки шило вылезло из мешка. О том, что эта пикантная тема действительно затрагивалась, впоследствии рассказал также присутствовавший на той встрече министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский .

И вот сейчас Лукашенко не без удовольствия продолжил эту тему, говорится в статье. Посещая соревнования по фристайлу, глава Белоруссии заявил журналистам: «Приезжали тут великие деятели — правильной, неправильной ориентации. И меня начали упрекать, что я осудил эту «голубятню». Ну, не нравятся мне «голубые», я и сказал, что не нравятся. Видите ли, министры отдельные иностранных дел обиделись на меня. Чего на меня обижаться? Мы живем в демократическом обществе, тем более я — президент. Я вправе высказывать свою точку зрения и свою позицию. Я ему (главе МИД ФРГ) честно и сказал это в глаза. Надо нормальный образ жизни вести… В Германии это возможно, и в Польше, тогда пусть этим и занимаются там. А нам сюда это не надо. Хотя этого добра и у нас, к сожалению, хватает».

Мнение Запада по поводу проходящих в Белоруссии судебных процессов над участниками акции протеста 19 декабря Александра Лукашенко, по его словам, не волнует, продолжает «Солидарность». «Плевать я хотел на все их комментарии. Это злые и непорядочные люди. С ними нельзя ни разговаривать, ни выстраивать отношения. Тем более я сегодня абсолютно знаю и уверен, что они хотели от Белоруссии. Они провалили здесь все, они затратили здесь сотни миллионов долларов. Провалив, они сегодня начинают, для того чтобы оправдаться, вопить на весь мир, что тут чуть ли не узники политические. Никаких узников здесь нет, обычные бандюги, бывшие заключенные и не по одному разу».

Разумеется, не оставил глава Белоруссии без комментариев и революции в арабских странах, говорится в статье. «Мы еще будем все созерцать: от этой тунисизации и каиризации мир еще вздрогнет и не один раз», — заявил Александр Лукашенко. — «Вы четко видите, кто приходит там к власти, кто берет власть в руки в этих странах. Вот их честность и порядочность. Ведь Хосни Мубарак был ближайшим другом американцев. И американцы всегда опирались на это ключевое государство, где Мубарак играл главную роль. Мубарака критиковал весь арабский мир за то, что он излишне ложится под Запад. Тунис и другие — это был вообще образец для развития Африки. Их создавал и поддерживал Евросоюз. И что произошло, когда там начались волнения? Они кинули этих президентов и начали требовать демократии. То, что вспыхнул весь арабский Восток, — миру, и особенно Европе и Америке, от этого жарко будет. Но это их лицо. Вот так они себя ведут. Так они бросают своих «друзей», на которых они опирались».

Впрочем, Россия без «комплиментов» тоже не осталась, отмечает «Солидарность». Начал Александр Лукашенко с традиционных заверений в вечной дружбе с россиянами. А закончил: «Если кто-то там наверху, в России, пытается использовать ситуацию и нас наклонить — ничего не получится. Мы же Россию не упрекали, когда они расстреливали парламент и Дом правительства — по Белому дому палили из танков. Мы не вмешивались в их дела. На Манежной площади случилось — мы сочувствовали людям. Чего же вы там в угоду не то Западу, не то внутренним силам начинаете подыгрывать и нам тут проблемы создавать? Мы ни под кого не прогнемся, даже если придется пойти в землянки».

Воинственная риторика Александра Лукашенко призвана скрыть уязвимость его нынешних позиций, продолжает издание. Выпады в адрес неких «темных сил» из России, под которыми легко угадывается Кремль — еще одно подтверждение тому, что отношения с Москвой не восстановились даже после разлада с Западом. В сложившейся ситуации Лукашенко вынужден маневрировать, чтобы кто-нибудь из «заклятых друзей» ненароком не припер его к стенке. И в том числе идти на уступки: под аккомпанемент заявлений о «бандюгах», которые «будут получать по башке», из СИЗО КГБ выпущен экс-кандидат в президенты Алесь Михалевич . Следующим «моментом истины», вероятно, станет назначе
6758
нный на 22 февраля суд над двумя россиянами, обвиненными в участии в массовых беспорядках, резюмирует «Солидарность».

Давненько белорусам не было слышно своего президента, пишут «Белорусские новости». Но вот он вернулся из отпуска, с сочинских горнолыжных склонов на родные раубичские, пообщался с журналистами, и народ понял: он — все тот же. Ни позвоночник не сломал, ни перед Западом и Россией не прогнулся.

Уткой и чушью назвал глава белорусского государства циркулировавшие в интернете слухи о том, что на горнолыжной трассе в Сочи он получил травму, продолжает издание. «Ничего подобного не было, — сказал Лукашенко, и его физическая форма подтверждала его слова. — Я каждый день в Сочи на Красной Поляне тренировался. Это настоящая утка, чушь. Видимо, кто-то хотел, чтобы на него обратили внимание. Таким образом и обратили. Но, видимо, все идет отсюда, из Белоруссии, и России, может быть. Кому-то, видимо, это надо… Можете не переживать. Я себя отлично чувствую. Если кто-то из россиян со мной хотел бы прокатиться по склону, в любом месте, хоть сейчас, кто-то хочет потренироваться по биатлону, лыжам — то пожалуйста, я могу и сейчас пробежаться».

Опроверг президент и слухи о «секретном блокноте Бориса Березовского», записи в котором косвенно свидетельствовали о сомнительных связях опального российского олигарха Бориса Березовского с высокопоставленными белорусскими чиновниками, говорится в статье. Напомним, на днях российские силовики заявили о раскрытии сети подпольных казино, среди изъятых документов якобы находится блокнот Березовского, в котором есть такие записи: «Узнать, как проголосовала Белоруссия по резолюции о Грузии!», «Макею. Какой банк продается».

«Белорусские новости» напоминают: Лукашенко заявил журналистам, что впервые слышит об этой истории: «Это абсолютная ложь. Я в это не верю… Березовский же в России не живет, насколько я знаю. Сразу первый вопрос: как секретный блокнот человека, который, наверное, уже семь или восемь лет назад сбежал из России и живет, насколько я знаю, сейчас в Великобритании, мог оказаться в Москве? По-моему, это очередная утка, кому-то нужная в России, чтобы еще раз показать, что Батька не тем занимается».

По словам президента, продолжает издание, во время его отпуска в Сочи обычные россияне высказывали ему самые наилучшие пожелания, и «кое-кому это не нравится. Видимо, пытаются понизить градус Лукашенко в России». «Россияне должны понимать, что они — наши братья, мы всегда будем преданы и верны дружбе с россиянами. Но если кто-то там наверху пытается использовать ситуацию и нас наклонить — ничего не получится… Мы ни под кого не прогнемся, даже если придется пойти в землянки».

Лукашенко вновь подтвердил свой старый тезис: в Белоруссии не будет номенклатурной приватизации, говорится в статье. И прошедшие президентские выборы в этом плане ничего не меняют. «Вот тогда я точно не буду президентом, если кто-то с номенклатуры начнет что-то делить, — заявил он. — Говорят, прошли выборы — и начнется номенклатурная приватизация. Не будет этого никогда в Белоруссии. Ни Лукашенко, ни его дети — никто не получит ни одного куска от госсобственности за так».

Высказался глава государства и по свежему информационному поводу — о намерении российского КАМАЗа стать совладельцем Минского автомобильного завода, отмечают «Белорусские новости»: «Приватизацию МАЗа в чистом виде я никогда не рассматривал. Я предлагал объединить, не трогая собственность. Объединимся — потом, может быть, в течение 3-5 лет выработаем принципы, по которым будем работать. А затем, возможно, обменяемся либо акциями, или будем думать о продаже акций. За бесценок мы ничего никому отдавать не будем. Заплатят нам хорошие деньги, которых стоит предприятие, — мы будем думать. Пока таких предложений не было. Поэтому это чистой воды инсинуации и вбросы. Мы даже не подступались к этим вопросам». «Никто без президента даже обсуждать не станет приватизацию таких гигантов, брендов белорусской экономики, как БелАЗ , МАЗ. Мы будем их развивать, и я как президент буду делать все, чтобы не потерять эти предприятия ни в коем случае. Никакой дикой приватизации: приходите, платите деньги, контрольный пакет должен у нас быть, мы должны управлять этими предприятиями. Хотите с нами работать, зарабатывать прибыль — пожалуйста, приходите, будем работать. Такова позиция на сегодняшний день», — убеждал глава государства. Но потом подумал и добавил: «Будут хорошие предложения, в силу чего может поменяться позиция, — я ничего скрывать не буду, я людям об этом скажу», — цитируют «Белорусские новости» Александра Лукашенко.

Судьба МАЗа: начинается распродажа «фамильного серебра»

Государственная корпорация «Ростехнологии» направила правительству Белоруссии предложение объединить КАМАЗ и Минский автомобильный завод, пишет «Завтра твоей страны». Кому выгодно такое слияние, и что может побудить белорусское руководство сделать такой шаг? О предложении по возможному объединению заявил Сергей Чемезов , президент корпорации «Ростехнологии», которая является владельцем 49,9% акций КАМАЗа, напоминает издание. После этого российское предприятие станет 100-процентным владельцем МАЗа, а белорусские власти получат в свое распоряжение пакет акций Камского автозавода. По его словам, белорусским властям «вряд ли достанется блокпакет КАМАЗа», однако точную долю можно будет назвать только после оценки МАЗа российской стороной.

По мнению руководителя Аналитического центра «Стратегия» Леонида Заико , с экономической точки зрения само возникновение супермонополии КАМАЗ и МАЗ в рамках СНГ «это плохо», говорится в статье. «Это приведет к загниванию гигантского предприятия. И второй момент: как-то в Минске глава Коммунистической партии России Геннадий Зюганов заявил, что за один МАЗ дают два КАМАЗа. Зачем тогда хорошему автомобилю объединяться с тем, который в два раза хуже?», — не видит целесообразности эксперт.

Леонид Заико обращает внимание, что пока белорусские чиновники думали, как организовать производство и говорили, что государственная система в Белоруссии сохранила все самое лучшее, время ушло, пишет «Завтра твоей страны». Отечественный бизнес создан не был. «Теперь руководство вынуждено продавать все лучшее, что есть в стране. Начинается распродажа «фамильного серебра». Я рассматриваю это как обычную номенклатурную приватизацию», — так оценивает намечающуюся сделку экономист.

Леонид Заико говорит о крахе концепции так называемой белорусской модели и намечающейся сверхмонополизации, отмечает издание: «В пространстве Таможенного союза не остается конкурентов. Нам будут такие двигать цены, что дальше некуда. Машиностроение, автомобильная промышленность — это неплохой кусок пирога», — подчеркивает эксперт. — «Я — сторонник и интеграции, и горизонтальных связей, объединений, создания крупных компаний, но то, что КАМАЗ и МАЗ могут объединиться на основе стопроцентной собственности, ставит на повестку дня еще один вопрос: а какую долю получат те, кто работал на МАЗе, за чьи деньги строился МАЗ?».

Не исключено, что выполнение белорусским правительством прозвучавшего 15 февраля предложения «Ростехнологий» станет платой за те уступки, на которые пошла Москва по поставкам газа и нефти в Белоруссию накануне президентских выборов, резюмирует «Завтра твоей страны».

Признание Абхазии и Южной Осетии: Минск будет держаться до конца

Заявление о том, что вопрос о признании Белоруссией независимости Южной Осетии и Абхазии не будет рассматриваться на сессии белорусского парламента, никого особо не удивило, пишет «Солидарность». Вот уже много лет парламентарии утверждают, что это не в их компетенции: мол, все решает президент. Тот же сваливает все на парламентариев. Вот так и играют, как в мячик, в вынужденное непризнание. «Вопрос о признании независимости находится в компетенции главы государства, парламент не может рассматривать его как таковой. В соответствии с законодательством и Конституцией признание государств осуществляет президент», — цитирует издание слова парламентария Игоря Карпенко.

Между тем, по словам депутата, в профильной комиссии «идет активное изучение этого вопроса», говорится в статье. «Так что спрашивать о том, будет ли вынесен вопрос о признании Южной Осетии и Абхазии на весеннюю или осеннюю сессии, некорректно. Так вопрос и не стоял», — отметил депутат.

Примечательно, что на протяжении уже нескольких лет парламент и президент активно перекладывают решение вопроса на плечи друг друга, отмечает «Солидарность». Так, изначально, Александр Лукашенко объявил, что вопросом признания займется новый парламент страны, который изберут в конце сентября 2008 года. Однако новоизбранный парламент даже не включил этот вопрос в повестку дня.

Исправить ситуацию Александр Лукашенко лично пообещал Дмитрию Медведеву на встрече в подмосковной резиденции в Завидово в марте 2009 года, продолжает издание. По его словам, вопрос о признании будет внесен в повестку дня весенней сессии белорусского парламента. Надо ли говорить, что и тогда парламент не выполнил «обещания» президента?

В России, мягко говоря, обиделись, пишет «Солидарность». Но Александр Лукашенко, как бы не замечая перемен в настроениях соседа, продолжал кормить его завтраками. Осенью 2009-го белорусский президент вновь пообещал, что в октябре «белорусский парламент рассмотрит вопрос признания Абхазии и Южной Осетии». «Время покажет, как будут развиваться события. В начале октября на сессию соберется новый парламент, обсудит, тогда и видно будет», — сказал глава Белоруссии. Он подчеркнул, что его личное мнение формируется мнением белорусского народа, а пока он не располагает результатами опросов на эту тему. «Мнение парламента и мнение народа определят мое решение», — сказал Лукашенко.

Дело кончилось направлением парламентских комиссий в Сухуми, Цхинвали и Тбилиси — «для изучения ситуации«, напоминает издание. После этого визита депутаты предоставили свой доклад президенту. «Теперь решение за президентом», — заявил тогдашний председатель комиссии по международным делам и связям с СНГ Палаты представителей Национального собрания Белоруссии Сергей Маскевич . Но президент что-то не спешил с выводами, говорится в статье. В октябре 2010 года Дмитрий Медведев в своем видеоблоге вновь напомнил Лукашенко о его обещаниях: «Своеобразное понимание партнерских отношений Лукашенко продемонстрировал и в вопросе признания Белоруссией Южной Осетии и Абхазии в качестве самостоятельных участников международного сообщества», — отметил Медведев. -«Президент Белоруссии заявил о готовности сделать это в присутствии своих коллег, пяти президентов. И соответствующая запись, так уж если откровенно говорить, осталась в протоколе ОДКБ . Но затем этот предмет, этот вопрос превратился в постоянный объект политического торга. Но Россия не торгует своими принципами. Подобное поведение является бесчестным, и партнеры себя так не ведут. И, конечно, мы будем учитывать это при выстраивании отношений с действующим президентом Белоруссии».

Прошло еще время, отмечает издание. Казалось бы, накануне президентских выборов, посещая Москву, Александр Лукашенко слезно покаялся и поспешил исправлять все допущенные ошибки и выполнять обещание. И вот снова: вопрос о признании «парламент не может рассматривать как таковой». Кто бы сомневался? — резюмирует «Солидарность».

Вопрос признания Белоруссией Южной Осетии и Абхазии вновь «всплыл» на поверхность, пишет «Евромост». Как сообщил глава международной комиссии и связям с СНГ Палаты представителей Национального собрания Белоруссии Игорь Карпенко, парламент Белоруссии не будет рассматривать вопрос о признании страной независимости Южной Осетии и Абхазии. Так признает ли эти республики белорусская сторона? Об этом издание спрашивает у политолога Андрея Федорова .

«На данный момент трудно сказать, будет ли признание Абхазии и Южной Осетии», — говорит » Федоров. — «Но, думаю, — это один из последних мостов, который на данный момент связывает Белоруссию с Западом. И белорусские власти это прекрасно понимают. Если сжечь этот мост, и республики будут признаны, то восстанавливать отношения с Западом будет труднее вдвойне. Появится не только внутриполитический, но и внешнеполитический аспект. Поэтому держаться будут до последнего. Другое дело, что может сложиться ситуация, когда не останется выбора. Если Россия нажмет сильно, то я не исключаю, что Минск пойдет на такой непопулярный шаг«.

«Для России это признание так важно?

— Очень важно, потому что до сих пор ни одна из приличных стран этого не сделала. При всем уважении к Никарагуа — это не в счет. А вот признание независимости европейским государством свидетельствовало бы о том, что совершился некий прорыв. И служило бы доказательством того, что Белоруссия подпала под влияние России во внешней политике полностью. А это тоже для Кремля очень важно — показать демонстрацию данного состояния», — резюмирует Фёдоров в интервью «Евромост».

Общество: Белорусы до сих пор остаются крепостными

19 февраля 1861 года Александр II издал «Манифест об отмене крепостного права» и «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости», пишет «Завтра твоей страны». Если за прошедшие полтора века крепостные стали по-настоящему свободными людьми, то почему в Белоруссии этот юбилей называют «праздником со слезами на глазах»?

Основным результатом отмены крепостного права принято считать приобретение крестьянами личной свободы — после этого помещики уже не могли распоряжаться крестьянами по своему усмотрению, продолжает издание. По сравнению с паном, который продолжал жить по соседству, собственности у крестьянина на душу населения было куда как меньше, но это не означало, что он ею меньше дорожил. Однако кандидат наук Андрей Киштымов считает, что и спустя 150 лет в белорусском обществе не завершен процесс понимания того, что же такое собственность и кто такой собственник: «Неуважение к собственнику и собственности мы сегодня можем видеть абсолютно на всех ступенях общества, начиная от самого верха (государственной машины) и заканчивая «низами». Ведь в советских социалистических условиях единственным собственником оставалось государство. Не только демократических, но и экономических свобод было меньше, чем в XIX веке», — цитирует историка «Завтра твоей страны».

С приходом независимости Белоруссии, но при сохранении плановой экономики и советского уклада белорусы до сих пор так и не осознают самих себя как собственников, утверждает издание. И это больше всего роднит их с крепостными крестьянами. «Все остальное — производное, о чем бы мы ни говорили: о владении ли землей либо о распоряжении своей рабочей силой. Либо я собственник себе и своим рабочим рукам и голове, либо я по контрактной системе оформляюсь в крепостное право на год или на три», — ставит белорусов перед выбором историк Киштымов.

Руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико назвал признаки крепостничества в построении экономики Белоруссии, пишет «Завтра твоей страны». «В последнее время чиновники, министры и президент прямо так и заговорили о «раскрепощении инициативы». Получается, что и через 150 лет после отмены крепостного права в Белоруссии деловая инициатива и предприимчивость находились в крепостных условиях!» — отмечает экономист. — «Это очень серьезная ошибка в развитии всего общества. Вот почему многие инициативные белорусы уезжали и уезжают за границу». Издание отмечает: то, что происходит в стране, экономист обозначает в одной фразе из разряда категорий XIX столетия: народ верит в барина. «В то, что тот увеличит пенсии. Или повысит зарплату для учителей на 35 процентов, независимо от того, стали ли учителя на 35 процентов лучше работать. Барин в лице председателя СПК даст трактор, а в лице ЖКХ — распорядится починить крышу… Вот это и есть Белоруссия — она вся крепостная. С рабской национальной психологией«, — заключает эксперт.

Именно крепостное право было главным символом старой России, ее коренным отличием от европейских государств, которым накануне была проиграна Крымская война, говорится в статье. И его отмена должна была означать готовность власти модернизировать страну, ввести ее в число передовых государств. Был и еще один момент: на следующий год после вступления на престол император Александр II публично заявил, что «лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу», подводит итог «Завтра твоей страны».

Появилась официальная информация, что 19 декабря по проспекту ходили бандиты, пишет «Солидарность». Позже байнет наводнили видеозаписи колонны с этими «бандитами». Молодые и не очень молодые светлые, интеллигентные лица. Стиль одежды — современный, европейский. Как человек, довольно много путешествующий, могу сказать, что большие скопления подобных «бандитов» легко можно видеть в воскресный день на пешеходной улице любого европейского города — Вены, Парижа или Барселоны. Только там они обычно не выкрикивают лозунги, а либо тихо переговариваются, гуляя от ресторанчика к ресторанчику, либо (если это молодежь) чего-то орут и хохочут — от переизбытка чувств.

Честно говоря, общий «бандитский» типаж явно диссонирует с тем, что я наблюдала 19-го у себя на участке в Заводском районе, когда «простой» народ потянулся к избирательным урнам, продолжает автор статьи. Кряжистые фигуры, упакованные в самые унылые образцы китайского ширпотреба. Давно вышедшая из моды обувь. У тех, кто позажиточнее, — демонстрирующие респектабельность 80-х годов прошлого века шубы и ушанки. Но лица по-своему интересные. Во-первых, у большинства избирателей взгляд спрятан под маской непробиваемого деревенского эгоизма. Во-вторых, у подвыпивших мужичков глаза блестят, но отнюдь не тусклым блеском, характерным для латентных алкоголиков, в которых превратилось немалое количество наших чиновников (а что им еще остается?), а яркими, простыми и дешевыми огоньками — как взрыв китайской петарды. В общем, как бы там продвинутые ни ругали «электорат», по-моему, на самом деле все не так плохо. И, конечно, не надо быть семи пядей во лбу или принадлежать к оппозиции, чтобы понять, что в тот вечер по проспекту ходила та часть белорусского народа, которую нужно называть проевропейской.

Но что же «простой» народ? — задаётся вопросом «Солидарность». Что он делал после того как проголосовал, кое-чем отоварился, выпил водочки и послушал фольклор на участке? А простой народ тихо сидел по домам, бухал, варил борщ. В общем, простому народу, видимо, было хорошо. Возникает только несколько простых и естественных вопросов. А что, скажите, теперь, «после всего», делать успешным, амбициозным, порядочным, законопослушным белорусским гражданам, «отягощенным» европейской ментальностью, которая так или иначе предполагает свободу? Или еще более проникновенно — как жить дальше в Белоруссии тому, у кого талант, совесть, горячее сердце, национальное самосознание и чаще всего — в довершение всех этих несчастий — гуманитарное образование? Речь идет не о какой-то мелочи, а о белорусской интеллигенции, национальной элите и среднем классе. Без этих людей не то что китайскую, но даже вьетнамскую модель экономики не построишь, разве что северокорейскую, но об этом, тьфу-тьфу, пока речь не идет.

Белоруссии не нужна творческая интеллигенция, которая постоянно копирует российские образцы (которые в свою очередь копируют западные), попадает пальцем в небо и при этом вполне обоснованно ощущает свою второсортность, утверждает «Солидарность». Дело, конечно, в языке, но не только в нем. Можно сказать так. Уважаемая белорусская интеллигенция, а также элита, пишите, говорите, пойте на белорусском, русском или даже китайском. Но для начала делайте это так, чтобы если и не весь народ, то хотя бы <u>проевропейская его часть (даже согласно официальной статистике — это 20%, почти два миллиона!) землю рыла, чтобы послушать вас и почитать, узнать ваши мысли. Говорите о своем, о белорусском, но так, чтобы было понятно всему миру. И не надо нам никакого общего пространства! Там, в этом российском пространстве, мы никому не нужны. Там нечего делать. Не спорю — там деньги, нефть, чуть больше демократии, чем у нас, много порядочных и талантливых людей. Там можно найти большую зарплату, издателя, друзей или даже политическое убежище. Но интеллигентным представителям маленького европейского народа глобально примазываться к этому темному, непонятному, чужому пространству, которое, если говорить начистоту, лишь изредка озаряется вспышками здравомыслия, — ментальное самоубийство.

Белоруссии не нужна интеллигенция, которая со смешным патриархальным высокомерием талдычит, что политика — грязное дело, говорится в статье. Может быть, к примеру, в Белоруссии, России или Египте сегодняшняя политика — «мадам» действительно нечистоплотная. А, скажем, в Эстонии, Чехии или Австралии — так и ничего, «девушка» опрятная, ухоженная, «дагледжаная». Ну, и на какие образцы будем ориентироваться? Мне кажется, будь политика повсеместно и поголовно грязной, мировая политическая элита не чествовала бы в Лондоне, в «Альберт-холле», Горбачева с 80-летием. Генсек, назначаемый пожизненно, сначала по своей воле отпустил гайки, а потом собственноручно отказался от власти, вернее — отдал ее своему прямому конкуренту Ельцину. Это грязно?

Точно так же, покопавшись и поразмыслив, каждый может четко ответить на вопрос, что сегодня происходит в Белоруссии и как это называется. И нет никаких двух правд, трех сторон медали и прочего. Думаю, то время, которое мы переживаем, это вовсе не определенный исторический этап, который нужно пройти и который чуть ли не полезен, как считают некоторые. Это просто такой тупичок, в который мы все вместе залезли и в котором, если иметь кашу в голове, можно сидеть неизвестно сколько времени, резюмирует «Солидарность».